Евгений Колобов. На стройке, как на войне

Историю Севастополя, ее основные вехи, можно прочитать в названии его улиц. Здесь и прославленные адмиралы, и простые, но в то же время великие участники обороны города. Отстроенный после Великой Отечественной войны Севастополь увековечил память своих героев, среди которых - строители Николай Музыка, Евгений Ребров, Евгений Колобов.

Евгений Николаевич Колобов в годы Великой Отечественной войны служил на Черноморском флоте - был участником как обороны, так и освобождения Севастополя. А после победы делом его жизни становится возрождение города. Он начинает с нормировщика, затем становится прорабом, а в 1950 году возглавляет трест, который известен по более позднему названию - «Севастопольстрой».

Коллеги и подчиненные запомнили его как чуткого руководителя, который формировал команду не по числу регалий или внушительной биографии, а по заслугам.

Матвей Бохерман - заслуженный строитель, участник восстановления Севастополя:

«Я считаю Евгения Николаевича Колобова своим отцом по работе. Потому что, по сути дела, когда он меня назначил начальником производственного отдела, все гудели: как так, такого молодого специалиста и вдруг начальником производственного отдела такого треста! В это время приехал бывший начальник производственного отдела треста из Камбоджи. Все считали, что меня уберут – Колобов в горкоме кандидатуру мою отстоял. Прошло полгода, приехал из-за границы другой начальник производственного отдела – и Колобов тоже доказал, что меня надо оставить».

По его воспоминаниям, Евгений Николаевич был хорошим организатором и очень отзывчивым человеком. Задачи - иногда слишком амбициозные, которые он ставил, благодаря дружеской и почти семейной атмосфере в коллективе выполнялись всегда.

Матвей Бохерман - заслуженный строитель, участник восстановления Севастополя:

«Он очень много работал. Я не забуду – шла сдача жилья, и получилось, что мы где-то очень перевыполнили план и вышли на первое полугодие практически без задела. И вся сдача вывалилась на четвертый квартал. Рассчитали – ничего не получается с людьми, штукатуры не укладываются. Тогда Колобов собрал всех бригадиров-штукатуров за чашкой чая и самоваром и сказал: ребята, хоть час работайте, хоть всю ночь, но должно быть на человека 18 кв. метров чистой штукатурки в день. И бригадиры дали добро. Сидели до 11, до 12 часов – бригада звонит, отчитывается о выполнении нормы и идет домой».

В ход шли и не совсем стандартные способы мотивации. Организовывали, например, школы передовых методов - отбирали лучших специалистов и устраивали соревнования. Так ставили рекорды - и личного характера, и городского.

Матвей Бохерман - заслуженный строитель, участник восстановления Севастополя:

«На этих школах девчата вырабатывали до 40 кв. м штукатурки на человека! Причем надо было ставить охрану, чтобы они не приходили ночью, не запасли себе материалы, чтобы взять первое место. Я спрашивал: «Ну как? Говорили, что так можно поработать неделю, 10 дней, потому что потом целый месяц руки и ноги не чувствуешь. Но объект сдавали точно в срок. И после этого подводили итоги в Доме культуры строителей, устраивали огонёк».

Именно поэтому считается, что Колобов внес большой вклад в индустриализацию строительного производства и организацию поточного жилищного строительства. За организаторские способности он неоднократно избирался членом Крымского областного и Севастопольского городского комитетов Компартии Украины, членом бюро горкома партии, депутатом горсовета.

Смерть Колобова стала потерей не только для его семьи, но и для всех коллег и многих горожан. Он умер в 1973 году в возрасте 61 года. Знакомые говорят - не умел щадить себя. Через десять лет его именем назвали улицу в Гагаринском районе, чуть позже открыли мемориальную доску.


Большая Морская. Самая красивая улица Севастополя

Дворец пионеров. Основы физиотерапии и детское творчество

Николай Музыка. Стройка ценой в жизнь